Ярославский Благотворительный Фонд "ЗООЗАБОТА"

Помощь животным, попавшим в беду.


Каталог статей


Сейчас на сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

  


Форма входа

  


Меню сайта



  


Ваше мнение

В чём Вы видите основную задачу Фонда?
Всего ответов: 60
  


 Статистика

  


 

  


 

  


  







Приветствую Вас, Гость · RSS 22.11.2018, 14:16
Главная » Статьи » Научные статьи о животных в городе » В.А. Рыбалко. Проблема бездомных животных. Цикл статей.

Ещё раз о равновесии. Экосистема города. Продолжение статьи.
 Таким образом, для сообщества городских животных-доминантов характерны:

    1) почти полная, в том числе и пищевая, зависимость от человеческой деятельности без природных экологических механизмов, способных повлиять на эту деятельность;

    2) зависимость от деятельности человека распределения ресурсов между видами, иными словами, экологические ниши определяются человеческой деятельностью.

    3) несбалансированные межвидовые функциональные связи между основными видами, как правило, не имеющие характера трофических.

 

    Следовательно, в отличие от естественных систем, в городе мы видим один вид - человека, не лимитированный даже совокупным воздействием других видов. Его воздействия по своей независимости и мощи можно сравнить разве что с климатическими факторами. Прочие виды даже в своем взаимодействии зависят от него. Не случайно некоторые авторы вообще не считают урбаценоз функционально взаимосвязанным единым целым, организмы связаны в основном только с человеческой деятельностью или самим человеком. Так, автор «Популярного биологического словаря» Н.Ф. Реймерс склоняется к тому, что урбаценоз – «лишь сочетание видов, объединенных единым местом обитания в пределах городов ». Отсутствует устойчивость, самостоятельно определяемая эволюционно возникшим равновесием между взаимодействующими видами, Сохранение структуры сообщества городских животных детерминировано только человеческой деятельностью.

 

    7. Квазиустойчивые состояния: целенаправленное и нецеленаправленное вмешательства.

    Итак, теоретически мы рассмотрели основные принципы существования городской экосистемы. Рассмотрим, как они могут проявлять себя в конкретных условиях.

 

    Наличие в городе значительного количества представителей «доминирующих видов» часто вызывает ряд проблем. Прежде всего они касаются большого количества синантропных грызунов (крысы), крупных синантропных птиц (вороны) и бездомных домашних животных (кошек и собак). Проблемы ставятся в контексте санитарно-эпидемиологической, экологической (сохранение биоразнообразия), эстетической и этической точек зрения. С одной стороны, хотелось бы, чтобы численность синантропных видов по крайней мере не пересекала определенный порог, а для некоторых эпидемиологически опасных видов, прежде всего серой крысы – оптимальной признается ситуация полного или почти полного отсутствия этих животных в городе.

    Но нас, прежде всего, интересуют кошки и собаки. В отношении бездомных (но по происхождению домашних) животных вопрос ставится об искоренении бездомности таких животных, как не соответствующего их нормального статуса животных-компаньонов. В последнее время в России остро встала проблема как раз с бездомными животными, а точнее с бездомными собаками. Рассмотрим три варианта, отражающие три подхода к решению данной проблемы. Каждый из них отражает определенное состояние города, относительно устойчивое к действию влияющих факторов, как внешних, так и внутренних.

 

    Первый вариант – отсутствие какой-либо внятной политики по отношению к данной проблемы. Иными словами, городские власти пустили все на самотек. В результате возникает ситуация, когда численность собак определяется неспецифическими (то есть незапланированными заранее) лимитирующими факторами человеческой деятельности. Это многочисленные вышеупомянутые факторы среды: наличие укрытий и убежищ, и способы сбора и хранения мусора; и разнообразные социальные факторы - деятельность горожан, непосредственно связанная с животными. Если целенаправленной политики властей нет, то количество и соотношение собак и кошек определятся равнодействующей действий разных социальных групп. Прежде всего, это хозяева владельческих животных – от их сознательности зависит количество попадающих на улицы кошек и собак, пополняющих ряды бездомных. Другая группа – это подкормщики (люди, периодически подкармливающие бездомных животных, попрошайничающих на улицах) и, главное, постоянные опекуны. В жилых районах – это большей частью женщины, в промзонах – сторожа и работники предприятий (там животные – это, прежде всего бездомные собаки). С другой стороны, при переходе ситуации сначала через порог комфортности (животные начинают раздражать), а затем порог конфликтности (животные начинают представлять опасность здоровью), возникает потребность в удалении проблемных животных – то есть появляются лица, самостоятельно, нецентрализованно, по своему усмотрению «регулирующие» численность. Это либо руководство предприятий (периодически стремящееся уничтожить или вывезти собак на своей территории), либо просто горожане, решающиеся на самосуд.

    Как правило, при таком сценарии преимущество имеет и реализует более сильный вид – то есть бездомные собаки. Они до конца заполняют свою экологическую нишу, подавляют кошек, становятся основным объектом подкармливания, но также и основным объектом самосудов и нецентрализованного спонтанного регулирования предприятиями. Резко возрастает число покусов, агрессии в отношении людей (нет пресса отлова, предотвращающего возникновение больших, уверенных в себе на своей территории стай). Доминирование собак приводит к относительному процветанию крыс (за счет сотрапезничества с собаками при потреблении подачек опекунов и истребления собаками кошек).

    В силу бесконтрольности, спонтанности и непланомерности децентрализованного «регулирования», оно не способно значительно снизить количество собак, но может принимать весьма жестокие формы, и длится годами. Большое количество собак и связанные с ними проблемы, и в то же время жестокие попытки избавиться о них вызывают резкую поляризацию общественного мнения, проявляющуюся в ожесточенных бесконечных спорах, происходящих в Интернете и проникающих в СМИ. В общем, ситуация крайне некомфортная как для животных, так и для людей. Зоозащитники предлагают в качестве щадящей меры применять метод ОСВ, «стерилизации с возвратом» (чтобы избежать массового умерщвления расплодившихся собак). Однако, так как ОСВ является косвенным методом регулирования, он должен проводиться в условиях, когда другие многочисленные факторы, действующие в этой ситуации на численность, ослаблены (нет выкидывания, уменьшается подкормка) – что не гарантирует его успешности. Практика показывает, что обычно ОСВ в этой ситуации не выводит систему из равновесия и все продолжается годами.

 

    Второй вариант – власти осуществляют регулирование с помощью только отлова (отстрела с помощью миорелаксантов или отлова с быстрым последующим усыплением). Обычен для российских городов. Централизованный регулярный отлов является мощным фактором, как правило, фактором лимитирующим, для численности взрослых бездомных животных. Причем, он более сильно влияет именно на собак, чем на кошек, в силу того, что власти меньше обращают внимания на этих значительно менее конфликтных животных. Собаки не заполняют нишу до конца, кошек на улицах обычно значительно больше, чем при реализации первого сценария (могут относительно подавляться остающимися собаками и (или) отловом). Крыс обычно меньше, чем при первом сценарии. Среди социальных факторов по-прежнему значительный вес имеет культура содержания животных – что влияет на эффективность отлова, так как низкая культура содержания и перепроизводство вызывает поток животных на улицу. Руководство предприятий как и в первом варианте може произвольо решать (как правило, муниципальный отлов требует деньги за отлов и сам не осуществляет отлов на территории юридических лиц). Среди остальных социальных факторов большое значение может иметь недовольство зоозащитников (общественных активистов) характером отлова, сопровождающегося умерщвлением (сразу или почти сразу). Они часто требуют сразу отменить отлов и заменить его ОСВ (именно такое требование объясняется незначительными знаниями общественников об особенностях метода ОСВ и желанием решить проблему усыпления сразу). Большинству же населения преимущества отлова неочевидны (так как часть собак все равно сохраняется на улице), а отношение СМИ (на которые влияют общественники), как правило не в пользу его - отсюда низкий уровень мотивации общественного мнения к его сохранению. Как результат – ограничение (отмена) отлова, введение ОСВ (часто – декларативное) и более-менее быстрое сползание в сторону первого сценария. Также отмену отлова может спровоцировать экономические причины и общее пренебрежительное отношение властей к «животным вопросам». Таким образом, это состояние, хотя более комфортно для населения, но менее устойчиво, так как опирается только на один фактор – отлов с умерщвлением, уязвимый с точки зрения изменения отношения властей и общественности.

 

    Почти все города России на данный момент реализуют первый или второй вариант, или находятся в состоянии дрейфа от второго к первому.

 

    Третий вариант – вариант комплексного решения проблемы. Планомерный охват всех влияющих факторов – и социальных, и факторов среды. Состояние упорядоченной системной целесообразной деятельности человека. Осуществляется при сохранение самого мощного влияющего фактора – безвозвратного отлова собак (что невозможно при ОСВ и запрете отлова и усыпления). Тем самым численность бездомных собак гарантированно не способна резко вырасти – что предотвращает ряд негативных явлений, описанных выше. Однако формы отлова изменяются в сторону гуманизации, вводятся пункты передержки и приюты и формируется целостная система работы с бездомными животными. При этом сопровождением служит разъяснительная работа с населением и правильная ориентировка общественного мнения (противодействие крайностям популизма – как «про-» так и «антисобачьего»). В результате – сохранение всего наличного инструментария управления численностью животных (не исключая и ОСВ, как для кошек, так и для определенных собак), что дает возможность маневрировать, если нет возможности сразу охватить социальные факторы. А социальные факторы - это явления, обладающие большой инерцией и требующие времени для изменения. Ведь борьба с перепроизводством, с выбрасыванием животных, введение регистрации животных, борьба за повышение культуры будет стоить многолетних усилий. Но постепенно проведение комплексной политики неизбежно захватит все социальные факторы и часть факторов среды – без скатывания в яму первого сценария. Причем охваченным будет и племенное разведение – в первых двух случаях бесконтрольная сфера. В любом случае, данный вариант намного устойчивее второго – так как опирается не только на уязвимый для жесткой критики отлов. На Западе этот вариант реализован.

    В должной мере этот вариант не реализован ни в одном из городов России, чему помеха - непреодоленный «управленческий барьер», то есть создание в местной и региональной власти структур управления, специализированных для работы в этом направлении (лишь зародыши чего мы находим в виде «отделов фауны» в ряде крупных городов). Такое невнимание - вообще-то странно, ведь проблемы животных становятся одними из самых заметных среди проблем «благоустройства городов». Для полноценного функционирования этих структур необходима также и нормативно-правовая база – но здесь не преодолен «управленческий барьер» на федеральном уровне, нет специального закона о домашних животных.

 

    Итак, России решать – какое «равновесие» выбрать.

Источник: http://feralan.narod.ru
Категория: В.А. Рыбалко. Проблема бездомных животных. Цикл статей. | Добавил: Зоозабота (06.09.2009)
Просмотров: 616 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]