Ярославский Благотворительный Фонд "ЗООЗАБОТА"

Помощь животным, попавшим в беду.


Каталог статей


Сейчас на сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

  


Форма входа

  


Меню сайта



  


Ваше мнение

В чём Вы видите основную задачу Фонда?
Всего ответов: 60
  


 Статистика

  


 

  


 

  


  







Приветствую Вас, Гость · RSS 19.11.2017, 09:31
Главная » Статьи » Животные и закон » Информация с других сайтов

В сотый раз – о бродячих собаках
В сотый раз – о бродячих собаках

Людмила Чебыкина

Какие бывают бродячие собаки?

Предположительно, они делятся на две основные категории: совершенно дикие животные, кочующие по определенной местности, и оседлые дворняги, живущие при рынках, гаражах, складах и стройках. При принятии программы стерилизации беспризорных животных, почему-то предполагалось, что оседлые животные будут сдерживать приход других бродячих собак. Не знаю, на чьих исследованиях основывалось это мнение. Хорошо известно, что собачьи стаи, в принципе, являются диффузными: т.е. одни члены могут покидать их, другие – присоединяться к ним. Все зависит от конкретных условий: количества пищи, структуры стаи, места обитание. Чужаками для таких животных чаще всего являются отнюдь не другие беспризорные собаки, а собаки с хозяевами, проходящие через их территорию.

Где держатся и чем занимаются бродячие собаки?

На первый взгляд, ответ довольно прост: около пищевых точек. Т.е. возле рынков, метро и железнодорожных станций. Здесь много всевозможных ларьков с продуктами, а значит, и пищи. Мы встречаем собак в этих местах, как правило, в течение дня. Собаки – весьма пластичный вид, способный приспособиться почти к любым условиям существования. Они не только прячутся в метро при непогоде – дожде, снеге, холоде – но и отсыпаются на мягких сиденьях. Более того, они освоили общественный транспорт, чтобы добираться до нужных им мест. Кто из нас не встречал дворнягу, как будто «случайно» увязавшуюся в вагон за каким-нибудь прохожим? Точно также, используя людей как прикрытие, они проходят через территории, занятые враждебными соплеменников – другими собаками.

При том обилии отходов, которые поставляет всеядным животным мегаполис, собаки меньше всего нуждаются в еде. И, если выпрашивают ее у прохожих, то скорее всего, в целях общения. Так делают и животные в зоопарках, когда им нечего делать. (Сколько бы предупреждающих табличек не висела: «Кормить животных запрещается» – сердобольные, а точнее, не совсем культурные люди, продолжают бросать им пищу, часто – совсем неподходящую по рациону. Но вернемся к собакам.)

В жаркую или просто ясную погоду собаки частенько посещают наши скверы и парки

В жаркую или просто ясную погоду собаки частенько посещают наши скверы и парки. В парке «Терлецкая роща» я регулярно, на протяжении всего лета, встречала пару дворняжек, пристрастившуюся к охоте на утят. Они обыскивали заболоченные заросли возле прудов в поисках гнезд, и соперничали с воронами, разоряя утиные гнезда. Точнее, не соперничали, а кооперировались: собаки ловили и убивали утят, но не ели их, а бросали. Их тут же подхватывали вороны. С другой стороны прудов отдыхающие, целыми семьями, подкармливали «милых уточек», не зная, какой разбой творится рядом с ними. В Кузьминском лесопарке я наблюдала собачью свору из щенков одного помета, которая охотились, по всем волчьим правилам, на зайца. «Волчьим», потому что взрослая сука пряталась в засаде, а молодые – выступали в роли загонщиков. И, если собаки даже и не добыли зайца, то они создали то, что называется «фактором беспокойства»: носились по кустам и траве, вспугивая мелких певчих птиц. Дело происходило в начале лета, когда часть птиц, гнездящихся в кустарниках и на земле, могла из-за этого бросить яйца или птенцов. И заяц (что беляк, что русак), и многие певчие птицы занесены в

«Красную Книгу Москвы». Многие люди просто не знают, сколько диких животных сохранилось в нашем городе, а потому – ведут себя в лесопарках столь же варварски, что и беспризорные животные.

Необходимость пребывания беспризорных собак в городе часто оправдывается тем, что они уменьшают численность синантропных грызунов – мышей и крыс. Я знала только одну бродячую собаку, которая убивала, ради развлечения, крыс, ловя их около мусорных баков. Большинство собак на крыс не обращает внимания. Почему-то их мишенью становятся дикие животные или домашние собаки и кошки. Кстати, причина, почему крысы столь вольготно чувствуют себя в мегаполисе, та же, почему здесь много и бродячих животным: много доступных пищевых отходов и укрытий.

Куда обратиться пожилой женщине, чью собаку покалечила свора

В Главном Ботаническом саду я наблюдала вырытые в земле… норы собак, в которых они выводили щенков. В период щенения собаки яростно преследовали любую движущуюся цель – велосипедиста, бегуна-физкультурника, бегущего ребенка. Именно поэтому все больше наших сограждан, запуганные всем, чем угодно, в том числе и собаками, берут с собой на прогулку балончики с перцем или электрошоковые устройства. По моим опросам, лучше всего «вооружены» те, кто регулярно гуляют в Серебряном Бору и Ботаническом саду.

Средства массовой информации упоенно «скармливают» своим читателям истории про очередную кровавую разборку, учиненную собаками «бойцовых пород». У этих собак есть хозяева (хотя, вероятно, не всегда у этих хозяев имеется в достаточном количестве ума), следовательно, есть кому конкретно отвечать. А куда обратиться пожилой женщине, чью собаку (колли) смертельно покалечила свора на Карамышевской набережной? В Мэрию? В Городскую управу?

Кого жалеть – собак или людей?

Не хочу прослыть собаконенавистником, а потому сообщаю, что держу собак уже более 35 лет, начиная с первого эрделя, которого родители завели для меня, когда мне исполнилось 14 лет, и кончая нынешней среднеазиатской овчаркой (из «отказных» собак, вовремя не проданных новым владельцам. Ее заводчик явно взялся не за свое дело). Никаких открытий я не сделаю, если скажу, что Москва и многие другие населенные пункты перенаселены бродячими кошками и собаками. Думаю, что в истории России так много их никогда не было – ни в мирное время, ни после любый из войн. Судя по газетным сообщениям, отношения к ним всегда было крайне противоречивым: от призывов пожалеть и чем-то помочь, до кошмарных историй о нападении собачьих стай на людей. В конечном итоге, мы получили очередную проблему, которую не знаем, как решать.

Совершенно ясно, что бродячие собаки являлись и являются разносчиками целого ряда заболеваний: стафилоккока, стрептококка, гепатита, лептоспироза, глистных инвазий. Часть инфекций опасна только для собак, часть – и для собак, и для людей.

Охрана природы абсолютно не совместима с сущестованием бродячих собак и кошек

Совершенно ясно, что они могут напугать как детей, так и взрослых людей, а в некоторых, совершенно исключительных случаях – покусать особенно нервных граждан, чье поведение чем-то отличается от условно нормального. Я, кстати, не верю и половине историй о нападении собак на людей, хотя, в принципе, повышение агрессии со стороны беспризорных собак можно объяснить двумя причинами: 1) прилитием крови в разномастные дворняжьи стаи тех пород, для которых агрессия вполне характерна; 2) увеличением количества людей с эмоционально-неустойчивой психикой, вызванной потерей человеческого «социального статуса» (отсутствие уверенности в завтрашнем дне, низкая социальная защищенность и пр.). Последняя причина повышает количество иррациональных страхов и заставляет человека находиться в напряжении, в ожидании все новых и новых неприятностей, проявлении агрессии к нему со стороны всего окружающего мира. А собаки имеют обыкновение нападать на тех, кого считают «ниже рангом», и кусать их, чувствуя «запах страха» (т.е. нашего психогормонального состояния).

Совершенно ясно, что бродячие собаки являются наиболее доступными жертвами для хулиганов всех мастей и людей с садистическими отклонениями в психике. Это «рабочий материал» для тренировки маньяков.

Совершенно ясно, что охрана природы в Московских парках (той фауны, которая еще осталось!) абсолютно не совместима с сущестованием бродячих собак и кошек. Особенно страдает в этом отношении наша гордость – Национальный парк Лосиный Остров.

Кто позаботится о бродячих собаках?

Все перечисленное выше – настолько прописные истины, что и повторять-то их как неловко. Только похоже, что прописные истины мы и забываем…

Поэтому я расскажу еще несколько историй, свидетелем которых я была сама.

В районе метро «Дмитровская», если переходить через железнодорожные пути, можно встретить стаю бродячих собак, часть из которых «гнездиться» непосредственно под путями. Среди них «гуляет» чума плотоядных. Да-да, та самая, которую принято называть ласкательным названием «чумка». Сейчас, при обилии прививок, сывороток с готовыми антителами и прочими продуктами мощной ветеринарной индустрии, это заболевания не вызывает дрожь ужаса у владельца собаки, как это было несколько десятилетий назад. Нельзя только запускать болезнь. Но кто позаботится о бродячих собаках? Мне попался выводок щенков с нервной формой этой болезни. Ничего более жуткого я не видела даже в мистических триллерах об оживших мертвецах! Худые, с парализованными лапами, они, крича от боли, переползали пути… На этой стадии болезни спасти их было невозможно, следовало усыпить. Но – кто бы за это взялся? И за чей счет? Может быть, отдельных сук и стерилизуют бесплатно, но никто не прививает огромную собачью армию от болезней. Не только от чумы, но и от бешенства, которое, как известно, уже несколько раз регистрировалось в Москве. По статистике, взятой из газет, выживает каждый второй помет от нестерилизованной суки. Я уверена, что, на самом деле, процент гибели щенков значительно выше, особенно, если учесть, что все суки поголовно заражены стафилококком или стрептококком. Однако, как именно они умирают – обыватели обычно не видят. Мои собственные наблюдения показывают, что пополняются собачьи свои не столько за счет подросших молодых животных, сколько за счет пришлых собак.

Бродячие собаки все время вступают в конфликт с собаками домашними

При этом бродячие собаки все время вступают в конфликт с собаками домашними. В прошлом году я отправилась прививать собственную собаку от бешенства на Калининскую ветстанцию. Это – единственная оставшая в наших краях ветлечебница. И мы с собакой пустились в дальний путь пешком, сверяясь с картой Москвы. Машины, извиняюсь, у меня никогда не было, и при тех доходах, какие я имеют – никогда не будет. Официально провозить собак в наземном транспорте или метро по-прежнему не разрешено, а расписание электричек – не всегда совпадает со свободным временем. Мы благополучно прошли часть Измайловского парка, потом вышли к метро Авиамоторная. И тут на нас напала свора из 15 бродячих собак. Отнюдь не маленьких – по крайней мере, с немецкую овчарку. Они были одного типа, из чего я сделала вывод, что собаки принадлежат к одной семье. И не рассказывайте мне после этого жуткую историю невинно убиенного Мальчика, которого известный скульптор изваял в бронзе! Больше всего я боялась не того, что моя собака пострадает в драке, а вообще – контакта ее – еще не привитой – с этими, извините за выражения, наглыми тварями! Внешне они были вполне сытыми, зато все - с гнойными слезящимися глазами и текущими носами, а часть из них – с ложными суставами в тех местах, где неправильно срослись кости в результате их столкновения с машинами. В общем, я отбивалась от них, чем под руку попадется, пока доказала право пройти через их территорию. И что вы думаете?! Большинство прохожих кричали мне: как я смею травить страшную и ужасную бойцовую собаку на бедных невинных дворняжек?! Объясните мне, почему я должна, соблюдая все правила содержания собаки в городе (собака была на поводке и даже в наморднике), с боем пробиваться в ветлечебницу, чтобы сделать собаке прививку?! А если бы на моем месте оказался ребенок или старушка с маленькими собачками? Кстати говоря, я тоже, к сожалению, уже не девушка-спортсменка, полная сил… Домой я притащилась с сердечным приступом и резким обострением остеохондроза…

Опекуны

О это отдельная песня! «Опекунами» в последнее время называют тех, кто «заботится» о бродячих кошках и собаках. Чем ближе к загадочному, с точки зрения русского языка, словосочетанию «экология души» – тем дальше от здравого смысла. «Опекуны» почему-то считают, что бедные животные страдают именно от голода. Достаточно только принести «собачкам» еще одну кучку отбросов, которых и так кругом полно, изредка - даже собачьего корма – и человеческая совесть делается совершенно спокойной. О бедных страдающих зверюшках позаботились. О том, что собак надо прививать, лечить, дегельминтизировать – доброхотам в голову не приходит. Точнее, все это – стоит денег, и не малых, по сравнению с объедками с собственного стола. Зоозащитники судятся с коммунальными службами, чтобы те не закрывали подвалы, где живут беспризорные животные. И даже выигрывают процессы. О том, что само присутствие беспризорных животных в городе противоречит всем санитарным нормам, а кошки и собаки – социальные животные, нуждающиеся не в отдельных контактах с человеком, а в наличие настоящего хозяина – тоже является чем-то недоступным пониманию зоозащитников. Отнести в мороз теплый супчик в подвал – это одно, а взять на себя полную ответственность хотя бы за одно животное – это другое. Я категорически против любых полумер: либо животное дикое и само о себе заботится, либо у него есть хозяин, который отвечает за него перед другими людьми. Конечно, замуровывать подвалы с «незаконнорожденными» – жестоко. Эти подвалы надо делать недоступными для животных еще прежде, чем в них поселятся собаки или кошки. А мусорные баки необходимо закрывать герметически и вывозить вовремя, чтобы они не привлекали орды животных-мусорщиков со всей округи. Но до такого уровня культуры на улицах родного города мы еще не дошли, и, боюсь, дойдем не скоро… Пока гром не грянет – мужик, как известно, не перекреститься. Эпидемия лептоспироза в Москве и области уже была. Боюсь, что проблему безнадзорных животных мы начнем решать в спешном порядке – безнадежно глупо и жестоко - когда бешенство вовсю разгуляется по Москве.

В 90-е гг. ХХ в. в Москве вдруг выросли «выгулочные площадки» для животных: огороженные пятачки земли вдали от домов и детских учереждений, со скамеечками и снарядами, годными разве что для тренировки ручных крыс. (Для собак эти снаряды не годились.) Кто должен был ухаживать за этими площадками, кто убираться на их территории – осталось вопросом нерешенным. В результате площадками никто не пользовался, и большинство из них, кроме отдельных, благополучно развалилось. Кроме того, муниципальные органы были обязаны создавать приюты для бездомных животных. Некоторые из них существуют и сейчас. Но далеко не во всех из них созданы условия, приемлемые для содержания животных.

Но вернемся к «опекунам» и доморощенным «приютам».

Как правило, опекунами становятся люди невротического склада

Образ опекуна, как человека, беззаветно любящего собак и кошек, готового бороться за права животных, увы, далек от идеала. Как правило, опекунами становятся люди невротического склада – одинокие, больные, рассорившиеся со всеми своим родственниками и соседями, а то – и со всем человечеством. Часто собаки и кошки нужны им для того, чтобы чувствовать, что на свете есть кто-то слабее их. Или – может отомстить за них всему свету. А общением со стаями собак «опекуны» пытаются подменить нормальные человеческие отношения; но такая замена, как правило, не удается. Собаки остаются представителями своего вида, человек – своего. При этом опекунам, как и зоозащитникам, не хватает элементарных знаний о предмете своей «заботы». Поэтому «забота» часто выходит боком.

На свою скромную пенсию они не в силах содержать ораву кошек или собак, которых берутся «опекать». Они подкармливают животных, иногда – держат их в своих небольших квартирах, но на полноценное лечение и прививки у людей уже не остается ни сил, ни средств. Часть опекунов, устраивая кошачьи или собачьи «общественные столовые» и «ночлежки», вообще искренне полагает, что, благодаря естественному отбору, бродячие животные здоровее и крепче домашних. В общем, сами «опекуны» нуждаются в нашем внимании и в психологической помощи.

Но кто и где им ее предоставит?! Соседи их ненавидят – ведь они, так или иначе, доставляют им беспокойство. О взаимоотношении бродячих животных, обывателей и опекунов можно написать статью любой тональности, опираясь на одни и те же факты: и о гуманизме и доброте, и о жестоком обращении с животными и людьми: «Мариванна спасла от голода и холода 20 кошек и 10 собак»; «Концлагерь для зверей в однокомнатной квартире»; «Кошмар во дворе: стая собак напала на ребенка»; «Зверская расправа соседа над беззащитной женщиной». Слова, в данном случае, будут не более чем разменной монетой.

О тех, кто берет домой дворняжку с улицы

Люди, которые из самых лучших побуждений давали приют щенкам бродячих собак, потом, в большинстве своем, жалели о проявленном чувстве. Я отнюдь не являюсь неким шовинистом породистых собак и сама уж лет десять как не занимаюсь разведением. Но я знаю, что хлопот с «бесплатной» собакой будет больше.

Во-первых, доброхоты тратят деньги на лечение своих питомцев: при смене условий существования, у щенков, как правило, проявлялись все их хвори – они тут же заболевают каким-либо инфекционным заболеванием, которое переносят не легче, а тяжелее, чем домашние собаки, потому что оказываются исходно в невыгодном положении: питались хуже, страдали от сопутствующих болезней и глистных инвазий.

Во-вторых, обучать таких собак бывает значительно труднее: 1) они с трудом привыкают к условиям квартиры (пачкают в доме, грызут вещи, скулят и воют в одиночестве); 2) они, в большей степени, ориентированы на общение с другими собаками, чем с людьми, поэтому вместо ожидаемой «благодарности» проявляют тенденцию к побегам и бродяжничеству; 3) часто оказываются с неустойчивой психикой - боятся далеко отходить от дома, незнакомых предметов, выстрелов и пр., 4) защищают свою «территорию», проявляя агрессивное поведение к другим собакам и людям, особенно детям. (Все эти «прелести», кстати, можно получить, купив любого породистого щенка сомнительного разведения и содержания)

Что делать?

Каковы же выводы можно сделать из всего вышесказанного?

1)Количество бродячих собак все-таки необходимо сокращать максимально гуманными способами.

2)Не подкармливать бродячих собак.

3)Рекламировать и развернуть программу стерилизации не беспризорных, а не представляющих племенной ценности собак, принадлежащих определенным владельцам: очень многие получают помет от суки, заботясь о ее «здоровье», хотя вероятность заболеваний раком молочной железы или пиометрой у рожавших или не рожавших сук – одинакова. Именно щенки от таких вязок и попадают в руки перекупщиков-коробочников» или их «пристраивают» на ближайший склад, автобазу или стройку. Стерилизовать сук, зараженных стафилококком или стрептококком, с диагнозом ювенильный эндометрит. Часть из них – стерилизовать бесплатно, за счет города. Как правило, у владельцев таких собак нет денег на операцию, и они мучаются с больной собакой всю жизнь.

4)Вернуть к жизни построенные несколько лет назад выгулочные площадки, превратив их в дрессировочные, переделав снаряды: похоже, нам пора, как в 30-е годы прошлого века, пропагандировать дрессировку служебных собак. Только тогда собаки были нужны для армии, а сейчас – воспитанные собаки и грамотные владельцы нужны для нормального существования мегаполиса. При каждом муниципалитете нужны штатные кинологи: право же, на их зарплату город потратит меньше денег, чем на содержания приютов или программу стерилизации! Зато они могут обеспечить дрессировку собак для всех желающих (параллельно с РОСТО). И показательными выступлениями собак смогут гордиться не только кинологические организации, но и районы во время городских праздников. Армия частных дрессировщиков ищет богатых клиентов, а речь идет о массовом обучении послушанию любых собак: больших и маленьких породистых и не очень. А заодно – и обучению их владельцев азам кинологической культуры: как вести себя с собакой на улицах города? Как лучше понять собственную собаку?

5)Нужны консультационные центры (их можно совместить с работой штатного кинолога) по приобретению, содержанию, лечению и обучению собак, которые также находились бы под эгидой не кинологических организаций, но и муниципальных органов, куда могли бы обратиться за советом и помощью владельцы любых, в том числе – беспородных собак. (Те же «опекуны»). Причем, эти центры должны иметь контакты как с ветлечебницами, так и юристами и психологами. «Экологи», в данном случае, оказываются бесполезными.

6)Шире вести пропаганду сохранения островков живой природы и диких животных в мегаполисе. Ведь не только собаки достойны жалости и нуждаются в нашей помощи! Неужели нам не хочется сохранить наших последних белок и зайцев?

Как всегда, сначала следует помогать людям с собаками, а не абстрактным беспризорным собакам, пытаясь заработать на этом политический капитал «зоозащитника».

  18.07.2009
Метки: Бездомные животные     Источник: http://apus.ru

Источник: http://www.anti-ar.info
Категория: Информация с других сайтов | Добавил: Зоозабота (23.08.2009)
Просмотров: 1007 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]