Ярославский Благотворительный Фонд "ЗООЗАБОТА"

Помощь животным, попавшим в беду.


Каталог статей


Сейчас на сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

  


Форма входа

  


Меню сайта



  


Ваше мнение

В чём Вы видите основную задачу Фонда?
Всего ответов: 60
  


 Статистика

  


 

  


 

  


  







Приветствую Вас, Гость · RSS 19.11.2017, 09:24
Главная » Статьи » Животные и закон » ПРАВОВАЯ СТРАТЕГИЯ ЗООЗАЩИТЫ В РОССИИ: ОБРАЩЕНИЯ К ПРАВИТЕЛЬСТВУ, ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ

Решение суда по делу о пожаре в городском приюте для бездомных животных.
Решение суда по делу о пожаре в городском приюте для бездомных животных.


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
город Москва, 08 декабря 2006 года
      Тверской районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Князева А.А. при секретаре Приз Г.А. рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1888/06 по иску Вусс Нины Владимировны к Департаменту жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы, Государственному унитарному предприятию города Москвы "Служба отлова диких животных", Государственному унитарному предприятию города Москвы "Московский городской кинологический центр" о компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:
      Вусс Нина Владимировна обратилась в суд с иском к Департаменту жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы, Государственному унитарному предприятию города Москвы "Служба отлова диких животных", Государственному унитарному предприятию города Москвы "Московский городской кинологический центр" о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в результате бездействия ответчиков и их безразличного и жестокого отношениях к животным, содержащимся в приюте, произошел пожар, в результате которого погибли пятьдесят кошек и одна собака.
      Истец Вусс Н.В. и ее представители в судебное заседание явились; иск поддержали.
      Представитель ответчика Департамента ЖКХИБ города Москвы Барсело де Аро Е.О. в судебное заседание явилась; иск не признала, считая его необоснованным.
      Представитель ответчика ГУП города Москвы "СОДЖ" Аханова Е.А. в судебное заседание явилась; иск не признала, считая его необоснованным.
      Представитель ответчика ГУП города Москвы "МГКЦ" в судебное заседание не явился; о слушании дела извещен судом посредством почты по последнему известному месту нахождения в порядке ст. 119 ГПК РФ, применяемой по аналогии закона; представитель Департамента ЖКХИБ города Москвы Барсело де Аро Е.О. пояснила суду, что она сообщила директору ГУП города Москвы "МГКЦ", которое находится в ведомственном подчинении Департамента ЖКХИБ города Москвы, о дате слушания дела; поскольку ГУП города Москвы "МГКЦ" поставлен в известность о рассмотрении судом настоящего дела, но какой-либо заинтересованности к процессу не проявил, постольку суд рассматривает данное гражданское дело в отсутствие представителя ГУП города Москвы "МГКЦ".
      Судом объявлялся в судебном заседании перерыв с 07 декабря 2006 года до 08 декабря 2006 года, по окончании которого судебное заседание по делу было продолжено в том же составе суда и при той же явке.
      Проверив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, просмотрев видеозапись, выслушав показания свидетелей Ильинского Е.А., Ильинской С.О., Гашковой С.Н., Ханс Л.Л., исследовав материал по частной жалобе ЧЖ-218/06, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к следующим выводам.
      Судом установлено, что в городе Москве существует государственный приют для бездомных собак и кошек, носящий наименование "ЗООРАССВЕТ", расположенный по адресу город Москва, Рассветная аллея, д. 10, который статуса юридического лица не имеет, а имущество этого приюта находится на балансе ГУП города Москвы "СОДЖ" и числится в качестве Городского зоосервисного комплекса "ЗООРАССВЕТ".
      Вусс Н.В., пенсионер по старости, является добровольным помощником (опекуном) животных, содержащихся (содержавшихся до их смерти) в этом приюте; ухаживала за животными при их жизни; заботилась о них; пристраивала их в семьи; отдавала все имеющиеся у нее силы для улучшения жизни находящихся в приюте собак и кошек.
      Из материалов дела следует, что в ночь с 24 на 25 декабря 2005 года в приюте "ЗООРАССВЕТ" произошел пожар, который был ликвидирован силами сторожа приюта.
      Возражая против заявленных требований, ответчики указывали на то, что никакого пожара в приюте 24-25 декабря 2005 года не было.
      Суд не доверяет подобным утверждениям ответчиков, так как они носят голословный характер и ничем объективно не подтверждены.
      Факт пожара в приюте в ночь с 24 на 25 декабря 2005 года подтверждается соответствующей видеозаписью, просмотренной в судебном заседании, актом экспертного исследования причин пожара, показаниями всех свидетелей, фотографиями результатов пожара, наступившими в результате такого пожара исключительно неблагоприятными последствиями в виде гибели пятидесяти кошек и одной собаки.
      Вышеприведенные утверждения ответчики мотивировали тем, что по данным РО Государственного пожарного надзора № 3 Управления по ВАО ГУ МЧС России по городу Москве выездов пожарных подразделений по адресу город Москва, улица Рассветная, д. 10 не было.
      Суд не принимает во внимание подобное сообщение государственного пожарного надзора при вынесении настоящего решения, так как отсутствие фиксации факта пожара в МЧС России само по себе не свидетельствует о том, что означенного пожара вообще не было.
      Как уже выше указано судом, сам пожар был потушен сторожем приюта еще до приезда пожарных подразделений; все допрошенные судом свидетели утверждали, что пожарная машина действительно приезжала; оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется.
      Поскольку пожар действительно имел место (что следует из ранее указанных доказательств, в том числе видеозаписи), постольку у суда не вызывает никаких сомнений, что пожарные по факту такого пожара действительно вызывались, так как подобное действие является единственно разумным и правильным при любом пожаре.
      Опекун над животными Вусс Н.В. ответственности за ненадлежащую фиксацию работы пожарных подразделений в МЧС России нести не может.
      При этом, означенное сообщение государственного пожарного надзора также является по существу голословным и никакими письменными материалами (копиями соответствующих журналов приема вызовов за 24-25 декабря 2005 года, компьютерными распечатками информации из электронной базы и т.п.) объективно не подтверждено.
      Более того, при проведении проверки органами внутренних дел в порядке ст. 144 УПК РФ выявлено, что 25 декабря 2005 года около 09-30 по вышеуказанному адресу прибыли сотрудники пожарной охраны, на что имеется прямое указание в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 06 апреля 2006 года.
      Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что возгорание произошло по причине короткого замыкания электропроводки, проложенной в помещении с нарушением правил устройства электроустановок, не закрепленной по конструкции стены и находившейся на расстоянии менее одного метра от отопительного прибора.
      Данное обстоятельство подтверждается заключением эксперта ЗАО "Центр независимых экспертиз", которому суд доверяет, так как оно последовательно, четко, непротиворечиво и согласуется с иными материалами дела.
      Ссылки ответчиков на то, что эксперт проводил исследование по фотографиям, не принимаются судом во внимание, так как из содержания экспертного заключения следует, что экспертом не просто изучались представленные материалы, но и производился непосредственный осмотр места пожара.
      Утверждения ответчиков о том, что возгорание произошло в результате ненадлежащей эксплуатации печки, носят надуманный характер, так как в соответствии с заключением эксперта техническое состояние печи при осмотре не выявило следов распространения пожара, разделка дымохода выполнена из несгораемого материала, подставка под печь с выступом за габариты выполнена из несгораемого огнеупорного каменного материала, сам корпус печи в герметичности не вызывает сомнений.
      Данное заключение эксперта полностью соответствует содержанию видеозаписи, исследованной судом, отражающей состояние печи после пожара, демонстрируемого на видеозаписи свидетелем Ханс Л.Л..
      Возражая против подобного заключения эксперта, ответчики указывали на то, что истинные причины пожара могут быть установлены только государственным пожарным надзором, а не заключением независимого эксперта.
      В связи с этим, суд считает необходимым обратить внимание на то, что гражданский процесс подчиняется действию принципов диспозитивности и состязательности сторон, в связи с чем суд устанавливает фактические обстоятельства по делу на основании представленных сторонами материалов (принцип судебной истины).
      Никакого заключения государственного пожарного надзора, которое содержало бы выводы, опровергающие выводы независимого эксперта, ответчиками в суд представлено не было.
      Сведений о том, что кто-либо из ответчиков обращался в государственный пожарный надзор с целью составления такого заключения, в суд также не представлено.
      Ходатайства о назначении судебной экспертизы ответчиками в суде не заявлялось и о готовности оплаты такой судебной экспертизы ответчиками суду сообщено не было.
      В соответствии со ст. 96 ГПК РФ расходы по проведению экспертизы, назначенной по инициативе суда, относятся на счет средств федерального бюджета.
      Между тем, никаких разумных оснований для того, чтобы возлагать на федеральный бюджет дополнительные расходы в связи с рассмотрением подобного частноправового спора, суд не усматривает.
      В силу требований принципов гражданского процесса суд не может быть более рачительным в защите прав сторон чем сами эти стороны.
      Принимая во внимание, что стороны о проведении экспертизы перед судом не ходатайствовали, суд также не усматривает достаточных оснований для назначения судебной экспертизы по собственной инициативе, в связи с чем рассматривает настоящее дело по представленным материалам, которыми заключение эксперта ЗАО "ЦЕНТР НЕЗАВИСИМЫХ ЭКСПЕРТИЗ" ничем объективно не опровергается.
      Возражая против заявленных требований, ответчики указывали на то, что в результате происшедшего пожара кошки и собака не погибали.
      Суд не доверяет таким утверждениям ответчиков, так как они носят надуманный характер и опровергаются материалами дела, в том числе показаниями всех свидетелей, накладной на утилизацию пятидесяти трупов кошек, фотографиями, видеозаписью, заключениями Центра молекулярной диагностики и Кафедры патологической анатомии и физиологии Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина о патологоанатомическом исследовании трупов кошек, согласно которым смерть кошек наступила от асфиксии в связи с отеком легких и сердечной недостаточностью в результате отравления угарным газом и другими продуктами горения.
      Представитель ГУП города Москвы "СОДЖ" в обоснование своей правовой позиции ссылалась на то, что в данном пожаре имеется вина директора приюта "ЗООРАССВЕТ" свидетеля Гашковой С.Н., ранее занимавшей должность заместителя начальника ГУП города Москвы "МГКЦ" и являвшейся материально-ответственной за приют.
      Однако, подобные утверждения представителя ГУП города Москвы "СОДЖ" суд признает явно несостоятельными.
      Городской приют для бездомных животных "ЗООРАССВЕТ" финансируется за счет средств Бюджета города Москвы, которые в этой части распределяются Департаментом ЖКХИБ города Москвы и, в дальнейшем, ГУП города Москвы "СОДЖ".
      В том случае, если выделенные Департаментом ЖКХИБ города Москвы денежные средства на содержание приютов для бездомных животных (а на 2005 год эта сумма согласно государственному контракту на размещение городского заказа от 25 января 2005 года и дополнительного соглашения от 29 ноября 2005 года к этому государственному контракту составляет более четырнадцати миллионов рублей) не используются ГУП города Москвы "СОДЖ" для надлежащего содержания находящегося у него на балансе приюта для бездомных животных "ЗООРАССВЕТ", то и директор такого приюта каких-либо кардинальных улучшений состояния приюта, соответственно, произвести не может.
      Из просмотренной в судебном заседании видеозаписи явно следует, что состояние приюта является ужасающим, он находится в разваливающихся и надлежаще не отремонтированных помещениях, не предназначенных для содержания животных, особенно в условиях низких температур зимой, везде видна бедность, скудость и убожество приюта, отсутствие должного финансирования и невнимание со стороны государства к проблемам содержащихся в нем животных.
      Из объяснений и задаваемых в судебном заседании вопросов со стороны представителя ГУП города Москвы "СОДЖ" явно следует, что положением дел и ситуацией в приюте для бездомных животных "ЗООРАССВЕТ" ГУП города Москвы "СОДЖ" вообще не интересуется; никакой информацией о работе приюта не располагает; после пожара работники ГУП города Москвы "СОДЖ" на место пожара не выезжали; требуемого финансирования приюта ГУП города Москвы "СОДЖ" не осуществляет.
      Несмотря на заключенный и якобы исполненный к 21 декабря 2005 года (то есть до пожара) договор между ГУП города Москвы "СОДЖ" и ООО "СТРОЙАКТИВ" на предмет текущего ремонта, в том числе и электропроводки, приюта "ЗООРАССВЕТ" на общую сумму около 240 тысяч рублей, никакой ремонт в декабре 2005 года фактически не производился, а висящая и болтающаяся на стенах и лежащая на полу электропроводка, что видно на видеозаписи, как была так и осталась на месте, что в результате и привело к возгоранию и пожару.
      Не признавая заявленные исковые требования, ответчики ссылались на то, что никто их них в происшедшем пожаре виновным не является.
      В связи с этим, суд считает необходимым указать на нижеследующее.
      Подобные объяснения ответчиков направлены исключительно на запутывание настоящего процесса и имеют своей целью не допустить возможности удовлетворения законных требований истца о компенсации морального вреда, причиненного гибелью животных, которых она любила, о которых заботилась и после смерти которых невыносимо страдала и продолжает страдать в настоящее время.
      Между тем, назначением правосудия по гражданским делам является защита нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций, а не оказание содействия в попытках ухода от заслуженной правовой ответственности (ст. 2 ГПК РФ).
      В результате происшедшего пожара, которого не было бы, если бы ответчики уделяли должное внимание проблемам приюта для бездомных животных, погибли пятьдесят кошек и одна собака.
      Суд считает принципиально недопустимой ситуацию, когда произошла массовая гибель беззащитных животных; человеку, который ухаживал за ними, причинены в результате этого мало с чем соизмеримые нравственные и физические страдания; а гражданско-правовой ответственности за гибель кошек и собаки никто нести не желает.
      Суд возлагает гражданско-правовую ответственность за ненадлежащее техническое состояние приюта, возгорание электропроводки и происшедший пожар на:
      -Департамент ЖКХИБ города Москвы, который заключил государственный контракт с ГУП города Москвы "СОДЖ" на содержание приюта "ЗООРАССВЕТ", однако, предусмотренных п. 3.2.4 контракта обязанностей по осуществлению контроля за выполнением работ, предусмотренных контрактом, надлежащим образом не осуществлял;
      -ГУП города Москвы "СОДЖ", который принятых на себя обязанностей по государственному контракту (п. 3.1.1, 3.1.6, 3.1.7, 3.1.8, 3.1.14) должным образом не выполнял, ремонтные работы в приюте не обеспечил, какого-либо внимания к проблемам животных не проявил, надлежащим образом приют не финансировал;
      -ГУП города Москвы "МГКЦ", принявший во временное владение и пользование имущество приюта по договору с ГУП города Москвы "СОДЖ", однако, надлежащее содержание и поддержание его в работоспособном состоянии не обеспечивший.
      Вместе с тем, суд не может согласиться с доводами истца именно о солидарной обязанности указанных ответчиков возместить ей моральный вред, так как соответствующие неправомерные действия допущены каждым из ответчиков самостоятельно, а потому они должны нести гражданско-правовую ответственность каждый по отдельности лишь за их собственные действия и бездействие.
      Тем самым, ответственность за причиненный истцу моральный вред каждый из ответчиков несет самостоятельно.
      Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд полагает, что массовая гибель животных, происшедшая по вине ответчиков, заведомо умаляет личные неимущественные права и иные нематериальные блага человека - истца, которая постоянно ухаживала за этими кошками и собакой и относилась к ним как к своим детям, которые были для нее смыслом жизни (особенно после потери сына), а равно причиняет явный вред ее здоровью в результате того, что она переживает физические страдания животных, которых она любила и которые умерли в страшных мучениях от удушья, как свои собственные (ст.ст. 150, 151 ГК РФ).
      Из видеозаписи и патологоанатомических заключений следует, что кошки перед смертью испытывали страшные мучения, прокусывали себе языки, некоторые из них пытались перегрызть прутья клеток.
      На этой же видеозаписи, выполненной 25 декабря 2005 года оператором ТВЦ Владимиром Тихомировым, истец Вусс Н.В. находится в состоянии крайнего нервного потрясения, близком к истерике, постоянно рыдает и не может успокоится, явно виден ее шок и полуобморочное состояние из-за гибели животных, умерших жестокой смертью по причине безразличия людей, не финансировавших приют в должной мере и не осуществлявших его надлежащий ремонт.
      Тяжелые физические и нравственные страдания истца подтвердили все допрошенные в судебном заседании свидетели, показаниям которых суд полностью доверяет.
      В судебном заседании истец Вусс Н.В. при воспоминании о погибших кошках также постоянно срывалась на плач и не смогла просматривать в судебном заседании видеозапись с изображениями погибших кошек.
      Согласно справке поликлиники № 1 Медицинского центра Управления делами Мэра и Правительства Москвы Вусс Н.В. обращалась 28 декабря 2005 года за медицинской помощью к терапевту по поводу ухудшения течения гипертонической болезни и астено-депрессивного состояния - ситуационно обусловленного.
      Таким образом, факт физических и нравственных страданий истца нашел к судебном заседании свое полное подтверждение. Никаких доказательств, опровергающих физические и нравственные страдания истца, ответчиками в суд представлено не было.
      - Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с каждого из ответчиков в пользу истца, суд учитывает конкретные обстоятельства настоящего гражданского дела; степень физических и нравственных страданий истца; требования разумности, справедливости и добросовестности; степень ответственности ответчиков за массовую гибель животных и все иные заслуживающие внимания обстоятельства.
      При таких данных, суд считает необходимым взыскать с каждого из ответчиков в пользу истца компенсацию морального вреда по 30 тысяч рублей.
      Подобный размер компенсации морального вреда суд считает соразмерным физическим и нравственным страданиям истца - престарелого человека, который ухаживал и заботился о животных, отдавал им всю себя без остатка и в один день лишился всех тех, кого она любила и о ком заботилась как только могла.
      Тем самым, заявленные исковые требования подлежат частичному удовлетворению по ранее приведенным мотивам.
      При обращении в суд с настоящим иском истцом была уплачена государственная пошлина в сумме 100 рублей.
      Поскольку компенсация морального вреда взыскана судом с каждого из ответчиков в одинаковом размере, постольку суд полагает возможным взыскать с них солидарно в пользу истца возмещение уплаченной государственной пошлины на основании ст. 98 ГПК РФ в сумме 100 рублей, так как к ответственности по заявленным истцом требованиям, с которых и была уплачена такая государственная пошлина, привлечены именно все ответчики, а потому каждый из них обязан возместить истцу уплаченную им государственную пошлину, которая по требованиям о компенсации морального вреда, носящим неимущественный характер и не подлежащим оценке, разделена между ответчиками быть не может в связи с тем, что по своей правовой природе является единой.
      На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

РЕШИЛ:
      Взыскать в пользу Вусс Нины Владимировны с Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы компенсацию морального вреда в сумме 30000 (тридцать тысяч) рублей.
      Взыскать в пользу Вусс Нины Владимировны с Государственного унитарного предприятия города Москвы "Служба отлова диких животных" компенсацию морального вреда в сумме 30000 (тридцать тысяч) рублей.
      Взыскать в пользу Вусс Нины Владимировны с Государственного унитарного предприятия города Москвы "Московский городской кинологический центр" компенсацию морального вреда в сумме 30000 (тридцать тысяч) рублей.
      В удовлетворении остальной части исковых требований Вусс Нины Владимировны - отказать.
      Взыскать в пользу Вусс Нины Владимировны солидарно с Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы, Государственного унитарного предприятия города Москвы "Служба отлова диких животных", Государственного унитарного предприятия города Москвы "Московский городской кинологический центр" возмещение уплаченной государственной пошлины в сумме 100 рублей.
      Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней.

      Судья А.А. Князев

Источник: http://www.animalsprotectiontribune.ru
Категория: ПРАВОВАЯ СТРАТЕГИЯ ЗООЗАЩИТЫ В РОССИИ: ОБРАЩЕНИЯ К ПРАВИТЕЛЬСТВУ, ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ | Добавил: Зоозабота (22.08.2009)
Просмотров: 524 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]